КХОДУ

СТАЛКЕР

СОДЕРЖАНИЕ

Глава I
Глава II
Глава III
Глава VI
Глава V
Глава VI
Глава VII
Глава VIII
Глава IX

Глава I

  Выглядывая из-за дерева и вновь обращая взор на него, почему-то в этот раз на неё нахлынули воспоминания из прошлого, как они вместе играли целыми днями, как не было никого, кроме них двоих. Она невольно улыбнулась этим мыслям, но уже через мгновение грусть снова заполнила её. Прошлое не вернуть, а в настоящем... а в настоящем он очень далеко.

  Её зовут Тария, для окружающих она словно невидимка. Непримечательная внешность, тихий голос, опущенный взгляд. Вначале она переживала о своей незаметности, но позже стала использовать её, как свой главный инструмент. Очень удобно следить за человеком, при этом оставаясь всегда незаметной!

  Когда Тария была маленькой, у неё был друг по имени Ренир. Они были лучшими друзьями и всегда вместе гуляли. Для Тарии это было лучшим временем в жизни, а во времена начальной школы, когда она окончательно полюбила Ренира, мир стал ещё прекраснее. Вот только в средней школе их пути начали расходиться. Ренир многих привлекал своим весёлым и шумным характером, у него быстро появились новые друзья. В конце концов, Тария незаметно покинула его мир. Они продолжали приветствовать друг друга, но даже это сошло на нет к старшей школе.

  И вот, Тарии восемнадцать лет. Близится конец одиннадцатого класса, близятся экзамены, а на дворе на редкость тёплый апрель. Сидя под деревом во дворе школы, Тария наблюдала за Рениром. Она не помнила, когда вошло в привычку следить за ним, но занималась этим неизменно уже не меньше двух лет. Конечно, это странно, и Тария это понимала, поэтому скрывала от всех, записывая свои сокровенные мысли лишь в маленький толстенький блокнот, потрёпанный временем.

  «Сегодня Ренир пожаловался друзьям, что забыл дома свой сок, который специально оставлял на сегодняшний день. Купила и подложила ему сок на прошлой перемене. Он вновь решил, что это подарок от фанатки. Ну, по сути, так и есть».

  Ещё Тария рисовала. Много рисовала. Это стало её ремеслом, приносившим средства на жизнь. С собой у неё всегда был планшет, где она выполняла заказы на цифровые рисунки. Именно так она коротала время, отсиживаясь на очередном наблюдательном пункте.

  Помимо рисования, Тарии приходилось также подрабатывать официанткой в семейном кафе и кассиром круглосуточного магазина в другой части города. Всё потому, что Тария жила одна и самостоятельно оплачивала все свои счета. Родителей у неё никогда не было, других родственников тоже. Тария в принципе никого не помнит, кроме опекунов, которые исчезли, когда ей стукнуло двенадцать. В те годы Ренир стал для неё единственным лучиком света, и она, закутав рукава, взялась за свою жизнь.

  На планшет она копила почти полгода, зато в Интернете освоилась быстро. Создала свою площадку в одной из социальных сетей, набрала подписчиков благодаря милым рисункам и начала брать заказы. Своё будущее она таким и видела: просто самозанятый художник.

  Сталкерство за Рениром стало её своеобразным странным хобби. На неё никогда не обращали внимания, так что она иногда даже и не скрывалась, а просто сидела неподалёку и наблюдала. Ей нравилось смотреть на него, на то, как ловко он находит общий язык со всеми, на то, как помогает другим, на то, как заразительно смеётся.

  Ренир к своим восемнадцати годам стал настоящим красавчиком и первым парнем в школе. Но знали его за его дружеский характер. Он не стеснялся и помогал всем подряд, давал советы, просто поднимал настроение. Весёлый и хороший парень. И, конечно, у такого, как он, было много поклонниц.

  Тария перевела взгляд с Ренира на подбежавшую к нему девушку из параллельного класса. Вот она что-то прошептала ему на ухо. Вот он согласился, и они отошли в сторону, как раз к тому дереву, где сидела Тария, а та даже и не пыталась затаиться сильнее, все равно не заметят.

  – Знаешь, ты классный! Ты мне нравишься! Есть ли хоть малейший шанс пригласить тебя на свидание? – проговорила высоким голоском подбежавшая девушка.

  – Извини. Ты же наверняка слышала, что я всем отказываю? Это не просто так, – с грустной улыбкой ответил Ренир.

  – Да, но почему?

  – Просто не хочу. Правда, извини, но нет.

  На памяти Тарии это была пятая девушка в этом месяце. Под конец года они все словно с ума посходили, пытаясь ухватиться за последний шанс. Хотя… чего греха таить, Тарии тоже хочется попытаться. Но она знает его, как облупленного. Сейчас в его планах успешное поступление в университет в другом, крупном, городе, поэтому он не ищет связей здесь, не хочет, чтобы его что-то держало и, уж тем более, чтобы ему что-то мешало.

  Тария знала, у Ренира все шансы поступить. Не только красив, но и умён. Всегда хорошие оценки, всегда примерное поведение, да и родители, успешные люди, помогут деньгами, уж если что. Сама же Тария решила ехать за ним. Поступить на высшее образование у неё вряд ли получится, но есть при университете колледж, а там как раз на какую-нибудь творческую специальность. Либо можно просто сразу после окончания школы начать работать неподалёку от университета. Она уже и квартирку небольшую в аренду присмотрела.

  Признавшаяся Рениру девушка убежала к своим подругам, а Ренир так и остался стоять, лишь задумчиво глядя на облака.

  «Я подозреваю, о чём ты думаешь. Тебе это всё надоело, и ты ждёшь да не дождёшься окончания школы. Ну, осталось чуть-чуть, правда?»

Глава II

  Большая перемена подходила к концу, так что толпы школьников ринулись в здание. Тария тоже начала тихонько собираться обратно в класс. Планшет со стилусом в сумке, любимый блокнот в руке, ничего не забыла, вперёд.

  Школа была довольно крупной и элитной, на бюджете здесь учились только отличники, остальным приходилось за обучение платить. Тария не отличалась умом, но очень хотела попасть в ту же школу, что и Ренир. Ей удалось каким-то чудом уговорить опекунов оплатить первые годы, а дальше приходилось выкручиваться самой. До четырнадцати лет найти подработку было трудно, паспорта не было, такую ответственность на себя работодатели брать не хотели, но всё же листовки раздавать позволяли. Так Тария жила уже несколько лет. Сначала школа, потом работа. Домашнее задание она выполняла на переменках, а после работы часа два поздним вечером тратила на рисунки. Привыкнуть к такому режиму трудно, но Тария как-то справлялась. Однако в одиннадцатом классе Тарии пришлось работать в два раза больше, чтобы скопить нормальную сумму на переезд и на дальнейшую жизнь в большом городе. Времени на сон почти не оставалось, что сильно повлияло на её здоровье и состояние в целом. Тария держалась, но лишь благодаря своей несгибаемой воле.

  После большой перемены для Тарии и Ренира должен был быть урок английского языка на четвёртом этаже. Коридоры уже были пустыми, школьники заполнили свои классы. Тария была одной из последних, кто зашёл в здание, так что шла она в приятной тишине.

  Сегодня подъём по лестнице был каким-то особенно тяжёлым. Наверное, сказывается вчерашняя смена: из-за неприятных гостей пришлось задержаться на целый час. Опёршись на перила, Тария медленно волочила ноги. Наконец-то, лестница закончилась, осталось метров тридцать по коридору, и можно спокойно поспать на задней парте, талант быть незаметной помогал даже в этом. Тария устало потёрла глаза, вокруг которых наросли страшные тёмные круги.

  «Ну же! Чуть-чуть же осталось!» – мысленно поругала она себя.

  Внезапно коридор стал каким-то тёмным и… кривым? Тария ужаснулась, у неё всё поплыло и потемнело в глазах. Она резко опёрлась на стенку и попыталась взять себя в руки. Уж чего ей не хотелось, так это отключаться прямо тут! Но организм словно перестал слушаться, а ноги подкосило.

  Пока Тария падала, она успела представить, как не круто будет, когда мимо её лежавшего тела начнут ходить люди. Но где-то вдалеке послышался бег.

  – Опа! Поймал! – услышала Тария чей-то голос.

  Нет. Не чей-то. Это был его голос! Это был Ренир! Тария попыталась открыть глаза, но всё бесполезно, сознание окончательно улетучилось за долгожданным отдыхом.

  Ренир удивлённо смотрел на крепко заснувшую подругу детства на его руках. Когда он увидел, как она опасно накреняется, то даже подумать не успел, сразу побежал ловить. Сначала Ренир даже не понял, что это именно Тария, думал, что какой-то случайной девушке стало плохо, но когда он узнал её, то искренне удивился. Давно они с Тарией не общались, но он помнил её, как сильную и почти никогда не болеющую девочку.

  Ренир взглянул внимательнее на её лицо и, наконец, увидел круги под глазами. Так она не высыпается что ли! Хоть он и видел изредка спящую её на уроках, но никогда бы не подумал, что она настолько плохо спит.

  Он поудобнее взял её на руки и целенаправленно отправился в медпункт.

  – О, Господи! Что случилось?! – сначала медсестра ужаснулась, но как только поняла, что Тария просто спит, вмиг стала недовольной, – Обыграются своих игрушек всю ночь, а потом спят вместо учёбы!

  Тарию положили на кушетку и накрыли какой-то простынкой. Ренир ещё какое-то время смотрел на неё, пока медсестра писала записку для учителя английского языка, а после покинул медкабинет. Урок шёл уже как пять минут, нужно было возвращаться в класс.

  Мыслей у Ренира особо не было, лишь лёгкая задумчивость о прошлом, о том самом, когда они вместе с Тарией были, словно не разлей вода. По пути в класс он наткнулся на маленький блокнотик на том месте, где он поймал подругу детства.

  «Видимо, это её блокнот» – подумал Ренир и подобрал вещицу.

  В классе его встретили весьма шумно, всё-таки не каждый день такой прилежный ученик опаздывает на урок! Но после объяснений все быстро затихли и вернулись к заданию из учебника. Ренир же сел на своё место, узнал у соседа, что сейчас делают, и быстро приступил к выполнению.

  Задание оказалось несложным. Впрочем, как и всегда. Ему легко давалась учёба, справлялся он со всем быстро, так что частенько половину урока занимался своими делами, учителя были не против. Потому после выполнения он вернулся к своей маленькой находке. Блокнот был старым, почти полностью исписанный, но с красивой, мягкой и коричневой обложкой, имитирующей кожу.

  Он знал, что нельзя. Он пытался мысленно остановить себя. Он, возможно, будет жалеть об этом, а совесть разъест весь мозг. Но любопытство было сильнее. Ведь они уже столько времени не общались. Он уже и не знает её толком, от этого было грустно на душе. Ренир открыл блокнот.

  «Я частенько думала о том, чтобы признаться ему. Но сначала я боялась потерять дружбу между нами, а потом, что он совсем отвернётся от меня. Он яркая личность. Я не уверена, что смогу жить так же, как он. Мне нравится быть незаметной. Мне нравится покой и тишина. В этом плане мы с ним разные. Могут ли такие люди быть вместе?»

  «Сегодня он потерял ластик. Я видела, как ластик выпал из пенала. Никто не заметил. Вернула ему ластик на следующем уроке. Никто не заметил».

  «Ренир сегодня какой-то грустный. Возможно, дома что-то случилось. Хотела бы я утешить его объятиями… Может подбодрить его как-то? Сделаю оригами смешной лягушки и оставлю на его парте».

  «Получилось! Как наткнулся на лягушку, так сразу повеселел и ходил с улыбкой до конца уроков! Я так рада!»

  «Он мне часто снится. Эти сны такие смущающие, но иногда так хочется продолжения! Вот сегодня во сне мы целовались на берегу пруда…»

  «Ренир сегодня пришёл с новой причёской. Она ему очень идёт, он стал выглядеть круче!»

  «Чёрт, если он узнает, что я за ним постоянно наблюдаю, как сумасшедшая, он… даже думать об этом страшно! Но это так забавно! Сегодня я наблюдала с дерева. Прям взяла и забралась на дерево! Может мне в шпионы пойти?»

  «Сегодня я узнала о его мечте. Надеюсь, у него всё получится!»

  «Я люблю его».

  «Я хочу его…»

  «Я скучаю по нему».

  Ренир так углубился в чтение блокнота, что не заметил, как урок давно закончился, пока его не окликнули одноклассники. Сказать, что он был в шоке, это ничего не сказать. Тария открылась ему с такой невероятной и даже слегка пугающей стороны. Он и не замечал, что она всё это время следила за ним. Как можно быть такой незаметной?! Он её вообще почти никогда не видел, только в классе и редко на переменках, а она всегда была рядом!

  Повезло, что следующим и последним уроком была физкультура. Такие, как Ренир, могли спокойно её пропустить, так как и без того постоянно посещали дополнительные занятия. Так что Ренир целенаправленно направился в сторону медпункта, но дойти до туда не успел. С Тарией он столкнулся посреди коридора.

  Тария проснулась за 10 минут до конца английского языка. Сон был короткий, но этого хватило, чтобы вновь прийти в себя, хотя голова болела чертовски сильно. Выслушав нотации от медсестры, она медленно направилась в сторону лестничной площадки, по пути проверяя, все ли вещи на месте. Не все. Пропал её блокнот.

  Сердце пропустило удар. Пропала вещь, в которой были расписаны все её тайны.

  Ладно! Спокойствие! Если блокнот нашёл кто-то из учителей, то он будет ждать её в коробке находок. Если нашёл кто-то из школьников, то либо в той же коробке находок, либо… либо её тайны станут известны левому человеку. Что он с ними сделает, Тария даже представлять не хотела. Расскажет всей школе? Расскажет Рениру? Последнее пугало больше всего. Если он узнает, она потеряет его. Больше она не сможет за ним наблюдать, больше не сможет заговорить с ним, увидеть его улыбку.

  На глаза начали наворачиваться слёзы, но Тария сжала кулаки и постаралась взять себя в руки. Сначала нужно попытаться найти его, первым дело дойти до коробки находок.

  Она рванула вперёд, но тут же резко остановилась. Впереди шёл Ренир, а в руках у него был блокнот.

  «Чёрт».

Глава III

  Они подошли друг к другу и встали возле стенки посреди коридора.

  – Читал?

  – А сама как думаешь?

  – Зная тебя, могу сказать, что да, читал.

  – И понял, что знаешь меня ты лучше меня самого.

  Ренир внимательно следил за реакцией Тарии. Он видел, что она старалась быть спокойной, но щёки краснели, в глазах стояли еле сдерживаемые слёзы, а губы то и дело дрожали. Было странно видеть её такой. Она всегда была спокойной и уверенной в себе, даже в детстве она вела себя, как взрослая. Это всегда восхищало его. Он знал про её трудности в жизни, о том, что опекуны сбежали, что она осталась совсем одна, но, не смотря на всё это, она никогда не сдавалась и не плакала, всегда улыбалась ему, крепко сжимала кулаки и делала всё, что может.

  Когда их общение стало редким, Ренир винил в этом себя. Он действительно скучал по ней, но их миры стали такими разными. Ему было интереснее играть с другими мальчишками и обсуждать те темы, которые с ней не обсудишь. Он надеялся, что она найдёт подружек или вроде того, но Тария почему-то всегда оставалась одна, рисовала себе и словно сливалась со стенкой. В конце концов, он и сам перестал её замечать. Иронично, он думал о ней, но не видел прямо перед собой, а сейчас внезапно узнал все её секреты. Узнал, что она любила его все эти годы. Ну, и ещё, что она слегка сталкер.

  – Знаешь, - начал он, – я не столь ужаснулся, сколь удивился, что у тебя есть такой дар незаметности. Как это вообще работает? Я реально никогда тебя не видел!

  – Ну, я не знаю, это со всеми так, – ответила Тария, опуская глаза.

  Ренир понимал, что сейчас нужно что-то решить. И решать надо не ей, а ему. Он должен ей как-то ответить. Она явно не собиралась признаваться, он самолично влез в её мир и узнал всю правду. Успокоившись, он осознал, что ему совсем не страшно или противно. Это странно, но… но почему-то вся эта ситуация не вызывает у него негативных чувств. Хах, всё-таки она его знала не так хорошо!

  – Я не против, – вдруг сказал он.

  – Что? – переспросила Тария.

  – Я не против, что ты за мной следишь.

  Глаза Тарии расширились от удивления. Ренир и сам не особо понимал, почему он сказал это. Но, кажется, он действительно был не против её слежки. Она не мешала ему, она не хотела ничего плохого для него. Более того, она часто помогала ему, а он, дурак, всё списывал на удачу и фанаток. Она подмечала те вещи, до которых другим не было дела. Она видела в нём то, чего не замечали другие. Надо признать, кажется, она по-настоящему его любит.

  – Н-но… Ты уверен? Я же…! Но…! А… – Тария не нашлась, что ответить. Это слишком не укладывалось в её голове. Да её в тюрьму за такое должны посадить, а он даёт ей разрешение!

  – Тария.

  – А? – Тария резко взглянула на него.

  – Я… я не уверен, что смогу принять твои чувства. Ты дорога мне, как подруга детства, но… я не вижу тебя в качестве своей девушки. Извини.

  Тария почувствовала, как на сердце образовалась громадная трещина. Это было так больно. Хоть она и не предпринимала никаких попыток сейчас, но в будущем надеялась стать его девушкой, а потом женой. Она мечтала об этом, часто представляла себя вместе с ним. Конечно, она понимала, что всё то – лишь фантазии, что жизнь может сложиться иначе, но… когда тебя отвергают, когда это действительно происходит и, причём, так внезапно, это словно удар ножом по сердцу. Слёзы всё-таки пошли.

  – Я-я всё понимаю. Всё в порядке, Ренир, мне хоть и тяжело сейчас принять твой отказ, но я быстро успокоюсь и приду в себя. Безответная любовь это не конец света, правда? – Тария грустно улыбнулась сквозь слёзы.

  – Чёрт.

  Ренир резко сократил расстояние между ними и обнял Тарию, от чего у той сердце отправилось в пляс. Быть прижатой к нему впервые за много лет – это очень волнительно, знаете ли!

  – Тария, прости! Правда, прости! Ты дорога мне. Хоть мы и не общались, но ты всё ещё остаёшься моей лучшей подругой. Мне тоже больно от всей этой ситуации! Мне больно видеть твои слёзы, но я не хочу тебя обманывать! Скорее всего, тебе будет плохо рядом со мной. Я бы хотел возобновить нашу дружбу, но тебе будет больно, и я…

  – Нет! – перебила его Тария. – Мне не будет больно! Ну, то есть… может немного грустно вначале, но потом я успокоюсь, честно! Я тоже хочу дружить с тобой, как раньше! Пожалуйста!

  Тария взглянула на него, но через секунду пожалела об этом. Их лица были близко. Слишком близко.

  «Нет. Пора меня свою жизнь» – подумала Тария.

  Она встала на носочки и поцеловала его в щёку, чем заметно удивила его.

  – Ренир, с этого момента я возвращаюсь в твой мир в качестве лучшего друга, – улыбнулась она и отошла от него на пару шагов. Ренир расслабился, кивнул и улыбнулся в ответ.

  – Спасибо, Тария!

  С тех пор жизнь обоих изменилась. Они стали больше общаться друг с другом, но не как одноклассник с одноклассником, а как тайные друзья. На виду у остальных Ренир вёл себя, как обычно, а когда выпадала возможность, подходил к Тарии и общался с ней о чём-то по-настоящему личном. Их тихие разговоры стали для него каким-то необычным глотком свежего воздуха. Ему было не страшно рассказывать ей о чём угодно, будто и не было этого долгого промежутка без общения между ними. Будто она самый близкий ему человек. Хотя, если подумать, так оно и было, просто, почему-то, некоторое время они не общались.

  Тария продолжала наблюдать за ним, но теперь старалась приносить какую-то пользу от своих наблюдений, например, сообщать, если он вновь что-то потерял или на него бросают подозрительные взгляды, хотя такое происходило редко. Она была отвергнута, но она была счастлива. Их весёлые деньки из детства вновь вернулись. Ей не быть его девушкой, но быть его другом доставляет ей удовольствия не меньше!

Глава IV

  Так закончилась весна, так проскочило лето. Экзамены, выпускной, прощание со школой, долгожданный переезд и поступление в университет и колледж. Ренир поселился в общежитии, а Тария, как и планировала, сняла маленькую однокомнатную квартирку, все труды были не напрасны, она смогла накопить нужную сумму. Началась их студенческая жизнь!

  А потом незаметно проскочило ещё два года.

  Тария – двадцатилетняя скромная, почти невидимая девушка в жизни и успешная художница в интернете, закончила колледж и начала работать фрилансером, как, собственно, и планировала, и дополнительно помощником в колледже, чтобы иметь доступ в университет.

  Её первая и единственная любовь, а по совместительству лучший друг – двадцатилетний парень по имени Ренир – учился на третьем курсе в университете и постигал азы своего дела, пока его окружали толпы студенток-поклонниц.

  Тария просматривала страницы своего блокнота. Старый блокнот со школьных времён отправился на памятную полку за рамки с фотографиями, а сейчас у Тарии в руках вполне себе крупная книженция с расписанной в ней студенческой жизнью Ренира. Всё-таки сталкерство за ним – это её неизменное хобби.

  За время обучения Ренира в университете у него сменилось уже две девушки. Первая бросила его, когда он открылся ей чуть больше, чем просто знакомой, а вторую бросил он сам, когда та начала сплетничать об их отношениях на весь поток. Во время своих наблюдений Тария чувствовала себя настоящей мазохистской. Потому что смотреть на то, как он обнимает и целует другую, чертовски больно. Но она упорно продолжала следить.

  Ренира она успешно убедила в том, что её чувства сошли на нет, теперь она наблюдает чисто из-за привычки и любопытства. Лучший друг, как-никак.

  «Но… конечно, это не так. Я люблю его. С каждым днём я влюбляюсь всё сильнее. Но на этот раз он об этом не узнает. Я не подведу его и буду ему отличным другом!»

  Возможно, так бы и продолжалось, но на горизонте появилась она. Ренир описывал её, как невероятную девушку, будто не с этой планеты. Дерзкая и грубая, но привлекательная и манящая. Её звали Кайра. Поступила на первый курс в возрасте девятнадцати лет. В октябре они с Рениром познакомились совершенно нелепым образом. Ренир предложил ей забрать последнюю булочку с корицей в местном кафетерии, на что она просто послала его и ушла прочь. Говорит, любовь с первого взгляда.

  Тария же на новую девицу смотрела с подозрением. Одежда, манера говорить, странный запах и взгляд – всё говорило о тёмной стороне Кайры, но Тария решила, что это лишь её воображение.

  Уже в ноябре Ренир и Кайра сошлись, что стало сенсацией на весь университет. Что ни говори, а парочка из двух популярных персон привлекала многих. Тария тоже внимательно следила за новостями, но впервые заметила то, что её насторожило, и на что никто не обратил внимание. У Ренира появились едва заметные, но странные тени под глазами.

  Вечер пятницы. Незабываемое и счастливое время, потому как Ренир всегда приходил в это время в гости к Тарии. Они пили чай, общались, иногда смотрели фильмы или играли. Для Тарии такие вечера безусловно были волшебными и самым любимыми. Ренир же просто наслаждался компанией, в которой он мог чувствовать себя свободно и быть самим собой.

  – Слышала тут про твою новую девушку, – начала Тария.

  – Слышала? Мне казалось, ты узнала об этом самолично самая первая, – посмеивался Ренир.

  – Ну, не слышать я об этом тоже не могла. Весь универ о вас тылдычет, надо же, какая парочка, – Тария по-доброму улыбнулась.

  – Она классная… – голос Ренира стал тихим, – только…

  – Только что?

  – Да не…

  – Ренир.

  – Да не, просто вспомни, не обращай внимания.

  Тария промычала в согласие, но в голове поставила пунктик, что надо бы это всё-таки прояснить.

Глава V

  На следующий день, когда у Ренира и Кайры намечалось очередное свидание, Тария была готова, как никогда. В этот раз она собиралась нетактично проследить до самого конца.

  Их встреча началась вполне обычно, просто у какой-то остановки общественного транспорта. Потом кино, потом кафе, потом прогулка. Тарии на секундочку даже показалось, будто они это всё делают специально, чтобы казаться нормальными.

  «Да ерунда это всё! Мне просто кажется!»

  – Тария! – позвал её Ренир, пока Кайра отошла в туалет?

  –Да? – выглянула она из-за угла.

  – Можешь идти домой, – улыбнулся он, – дальше я хотел бы с ней остаться наедине.

  – Ага, без проблем, но ты мне в пятницу о подробностях расскажешь! – посмеялась она.

  – Ага, замётано!

  Тария показательно убрала все вещи в сумку и двинулась в сторону метро. Как только Кайра вернулась, а Ренир отвернулся и переключил своё внимание на неё, Тария рванула в укрытие.

  «Скорее всего, они пойду в какое-то здание. Что же, посмотрим».

  Шли Ренир и Кайра довольно долго, будто собрались весь город обойти. Тарии оставалось лишь гадать, куда они направляются, но район был незнакомый. Чем дольше они шли, тем больше Тария замечала, как освещения становится всё меньше и меньше, как людей не видно, как дома с многоэтажных сменятся на малоэтажные старые здания. Где-то даже проглядывали настоящие бараки!

  Впереди показался гаражный кооператив.

  Тария пыталась об этом не думать, но фантазия уже улетела в сторону не самых приятных подозрений. Здешняя атмосфера явно не располагала к романтике.

  Ренир и Кайра остановились возле одного из гаражей. Кайра уверенно постучалась, дверь открыл какой-то крупный парень. Увидев Кайру, он радостно сообщил внутри сидящим о долгожданном прибытии гостей. Все трое зашли внутрь, и дверь закрылась.

  У Тарии похолодело внутри.

  Обойдя гаражи, она остановилась за задней стенкой нужного. Повезло, что гараж был старым, удобная щель для просмотра уже ждала её.

  «Я очень надеюсь, что мои подозрения не верны, но я не могу придумать других причин, зачем было идти так далеко в не самый благополучный район города и прятаться в каком-то гараже».

  Внутри было не теплее, чем на улице, но сидельцам это, судя по всему, нисколечко не мешало. Компания состояла из шести человек, включая Ренира и Кайру. Остальные четверо представляли собой нелицеприятных парней чуть старше, их одежда была потрёпанной и грязной, а голоса каким-то вялыми. Но больше всего Тарию смущал специфический запах. К сожалению, она хорошо помнит этот запах из детства. Так пахнут...

  – Кайра, милая, надеюсь, ты не с пустыми руками? – произнёс один из парней.

  – Нет, вот ваша добавка. Чтоб ты знал, мне стоило больших усилий достать её. Мы здесь ненадолго. Принимаем и уходим.

  Внезапно один из парней начал скручиваться и стонать.

  – О-о-о, первый пошёл, – засмеялись парни.

  Тария еле сдерживалась, чтобы не выдать себя. Ей хотелось ворваться в гараж и забрать Ренира оттуда. Он попал в смертельную западню, а проводником, очевидно, стала Кайра.

  Когда Ренир и Кайра наконец-то покинули гараж, то, пошатываясь, отправились по домам. Тария дождалась, когда они точно разойдутся, и когда Кайра будет достаточно далеко.

  – Ренир.

  – Вот чёрт. Я же чувствовал, что ты всё так не оставишь! Ну, кто тебя просил, а? Не вмешивайся в это! – заорал он.

  Тария выдержала его бешеный взгляд, потом молча подошла и подставила плечо. Тот опёрся, и они вместе отправились домой.

  Утром, когда Ренир проснулся, он понял, что находится у Тарии дома. Судя по всему, он вырубился сразу после прихода.

  – Проснулся?

  Ренир развернулся и упёрся взглядом на Тарию, та явно была недовольна.

  – Не надо на меня так смотреть, не маленький.

  – Уверен?

  – Уверен.

  – Тогда чего же ты ведёшь себя, как ребёнок, которому ещё не рассказали про вред всего этого?

  – Это ты ведёшь себя, как маленькая! Я сам разберусь, ладно?!

  – Видела я вчера, как ты сам разбирался. Знаешь, у тебя успехи! Вместе с Кайрой быстренько всё опробовали!

  – А кто тебя просил?! Я же сказал, чтобы ты шла домой!

  – А нечего было обманывать!

  – Я тебя не обманывал!

  – О да, всего лишь умолчал о вашем общем… что это? Это такое хобби? И умрёте вы в один день, да? Лет эдак в двадцать пять!

  – Хватит! – Ренир в ярости ударил кулаком о стену. – Я был не против, но ты перешла черту. Прекращай это, ясно? Я запрещаю тебе и дальше следить за мной. У меня своя жизнь, у тебя своя, тебе давно уже пора ей заняться. Парня найди, в конце концов!

  На комнату обрушилась ужасающая тишина, сквозь которую Тария слышала лишь бешеный стук своего сердца. Бывали времена, когда они с Рениром о чём-то спорили, но до крупных ссор дело не доходило. Ренир имел полное право так говорить, он ей и без того позволял слишком многое.

  Пока Тария думала, что ответить, Ренир резко встал, собрался и ушёл, громко захлопнув дверь. Тария не успела даже толком его окликнуть.

  «Что только что произошло?» – в смятении подумала она.

  Было так странно. Он просто встал и ушёл. Впервые без прощания. Кажется, звук громко захлопывающейся двери ещё долго будет преследовать Тарию.

Глава VI

  Прошло несколько месяцев. Изменения в Ренире не заметил уже только слепой или глухой. Он стал учиться хуже и редко появляться в университете. Кайра и вовсе отчислилась, о ней не слышно уже пару недель. Тария перестала за ним следить, они вообще теперь не виделись толком, Ренир заблокировал её в интернете и стал избегать в реальной жизни.

  Тария плакала. Много плакала в первые несколько недель после их ссоры. Винила себя, пыталась что-то сделать, пыталась поговорить с ним, вернуть, всё, как было, но безуспешно. Новый год она провела в одиночестве. Ренир разорвал связи не только с ней, но и с другими. В конце концов, люди перестали пытаться вернуть его, а в списке на отчисление появилось его имя.

  На дворе, тем временем, стоял март. Зима была по-настоящему снежной. Прогноз погоды обещает снег даже в апреле, как и низкую температуру, не свойственную весне. Тария покинула колледж окончательно и с головой ушла в мир цифровых рисунков.

  «Привет, дорогие подписчики! Уже завтра двадцать пятое марта, мой день рождения! Мне исполняется двадцать один год! В этот день я порадую вас одним интересным рисунком, который я придумала ещё в своём детстве!»

  Тария отложила ноутбук и посмотрела в окно. Темнело. Хоть она и старалась придать своему посту радостный вид, но на душе было скверно. О Ренире она не слышала уже давно. От волнения хотелось бежать по городу и искать его, но Тария понимала, что это бессмысленно. Она как минимум уже пыталась.

  «Что же мне делать?»

  Стук в дверь.

  – Э? Соседи что ли? – Тария неохотно пошла открывать дверь.

  На пороге стоял Ренир.

  – Эм… вау, – всё, что смогла произнести Тария.

  – Тария… ты прости, что так поздно. Ну, в общем, с днём рождения, – сказал Ренир, протягивая ей подарок.

  Это был новый блокнот.

  Тария смотрела на подарок и думала об абсурдности всей этой ситуации. Они поссорились и не виделись несколько месяцев. Он внезапно появляется на пороге её квартиры, дарит подарок и поздравляет с днём рождения. Только вот день рождения у неё завтра, а он, кажется, слегка потерялся во времени. Тария рассмеялась.

  Рениру было по-настоящему неловко. Неловко вновь встретиться, но он не мог не поздравить её с днём рождения. Но когда Тария засмеялась, он вдруг понял, что где-то всё-таки облажался.

  – Тария?

  – Извини, извини, – смеясь, проговорила она, – просто мой день рождения завтра, но я очень рада вновь тебя увидеть! Заходи, Ренир!

  – Завтра? Сегодня не двадцать пятое? Чёрт! А я переживал, что весь день тебе не звонил, тьфу!

  Ренир тоже засмеялся. Ситуация и впрямь вышла забавная.

  Они уселись за небольшой кухонный стол и начали общаться. Они смеялись, вспоминали прошлое, обсуждали настоящее, вновь мечтали о будущем, и просто радовались этим долгожданным минутам друг с другом.

  – Что в итоге произошло?

  – Ну, я выбрался из рук Кайры, всё понял, самостоятельно пошёл в клинику, вроде бы вылечился.

  – Вернёшься к прежней жизни или...?

  – Я думаю, что я хочу начать новую жизнь.

  – О?

  – Возможно, я перееду.

  – Ого. И куда держишь путь?

  – Пока не скажу, ещё думаю.

  – Ладно.

  В конце концов, они решили выпить и отпраздновать двадцатиоднолетние Тарии, на часах было уже за полночь. Ближе часам к двум ребята перебрались на диван для просмотра какого-нибудь фильма. А часам к пяти они вновь просто общались и лежали бок к боку.

  Тария чувствовала себя на седьмом небе от счастья. Он лежал рядом с ней, с ним всё было хорошо, в его глазах вновь были здоровые искры, а его голос звучал спокойно и уверенно.

  Вдруг она почувствовала прикосновение его руки. Сначала Тария удивилась, но потом посмотрела в его глаза, и сердце заколотилось быстрее: он смотрел на неё влюблённым взглядом.

  – А-а… Ренир? Ч-что…?

  – Тария.

  – Ч-чего?

  – Ты уж прости, но я не дурак. Я знал о твоих чувствах, что никуда они не исчезали. Я знаю, что ты любишь меня до сих пор. Мне из-за этого было сложно встречаться с другими девушками, не хотелось делать тебе больно, но ты так уговаривала, что мне аж интересно стало.

  – О… оу. Я думала, что я хорошо скрываю свои чувства.

  – Ты хорошо скрываешься сама, но твои чувства у тебя на лице написаны. По крайней мере для меня, – он по-доброму улыбнулся.

  Тария от смущения опустила взгляд. Что-то уж слишком много внезапностей сегодня.

  – Тария.

  Тария вновь подняла глаза.

  – Я хочу сделать тебе ещё один подарок, – сказал Ренир, приблизившись к её лицу.

  Когда их губы соприкоснулись, Тария почувствовала, как внутри неё взрывается множество фейерверков. Ренир, о котором она так давно мечтала, целует её. Сон ли это? Но Ренир на поцелуе не остановился, и Тария поняла: сегодня она отдаст себя ему.

  Эта ночь стала самой волшебной в их жизни.

Глава VII

  Около полудня Тария проснулась и обнаружила на месте Ренира пустое место, на котором аккуратно лежало завёрнутое письмо.

  «Привет, Тария.

  Если бы я поступил иначе, ты бы точно отправилась за мной, потому прости. Я решил уже давно начать новую жизнь, но не так, как это можно было бы представить. То есть…я хочу сказать, что под новой жизнью имею ввиду действительно жизнь с чистого листа. Без старых знакомств. Без тебя. Я верю, что у тебя будет счастливая жизнь. Ты влюбишься в другого человека, вы женитесь, заведёте детей. Всё у тебя будет хорошо, ведь ты замечательная. И я по-настоящему люблю тебя, но мы не сможем быть вместе. Я хочу забыть прошлое, хочу жить по-новому. Пожалуйста, пойми меня. И, пожалуйста, забудь меня. Не ищи меня, я уже в другом городе. Жизнь так коротка, Тария, и я хочу пожить её для себя. Я знаю, ты поймёшь меня. Прости. Прощай.

  С любовью, Ренир».

  С тех пор прошло шесть лет.

  – Хе-е-ей, Тария! – прокричала в парке девушка. – Сюда!

  – Ага, бежим!

  – Я так рада, что вы пришли! Сегодня замечательная погода для прогулки по парку, – мечтательно заулыбалась девушка.

  – Это точно. Спасибо, что позвала, Ларида!

  Тария – двадцатисемилетняя молодая женщина, известная интернет-художница – стояла сейчас рядом со своей подругой Ларидой возле небольшого прудика в центральном парке города, а возле неё суетилась маленькая пятилетняя девочка, которую звали Рина.

  – Ой, ты знаешь! Ты помнишь Патера? Он ещё учился в вашем университете. Так вот, он тут такие новости рассказал, не поверишь! – проговорила Ларида.

  – Что случилось?

  – Говорят, тогдашняя звезда среди студентов умерла на днях! Переборщила, бедняжка, организм не выдержал. Вроде бы её звали… как же… Карира?

  – Кайра?

  – О, да! Точно, Карай! Ты с ней была знакома? В эти выходные похороны. Патер говорит, что собирается много с вашего потока. Что думаешь?

  – Ох…

  Тария почувствовала, как сердце болезненно сжимается. Она не видела Кайру с тех самых времён. Они даже и не общались ни разу. Но она была очень важна для Ренира. Так странно на душе.

  – Мама, а кто такая Кайра? – внезапно подала голос маленькая Рина.

  – Эта девушка училась в одном университете с… со мной.

  – А почему она умерла?

  – Её сразила болезнь. Хей, Рина, смотри, какие уточки плавают!

  – Уточки! – весело прокричала девочка и побежала к берегу.

  – Надо же, ты чуть не проговорилась, – ехидно заметила Ларида.

  – Да уж.

  Скрывать от дочки существование отца была сложно, но Тария пообещала себе, что обязательно сделает это ради них обоих. Ради Рины. Ради Ренира.

  Она довольно быстро поняла, что беременна, а гадать, кто отец, не пришлось. Ренир был у неё первым и единственным. Ну, надо сказать, что не было ни паники, ни грусти. После ухода Ренира Тария осталась совершенно одна, а появление ребёнка от любимого привнесло в её жизнь смысл и счастье.

  Так как Тария работала из дому, то могла быть с Риной всегда рядом. Вместе они перебрались в новую квартиру, обустроились и начали просто счастливо жить вдвоём. Позже у Тарии появились первые другие друзья, а ещё через некоторое время в её жизнь, словно пуля, влетела Ларида. Это была сумасшедшая девица, полная оптимизма и энергии покорить весь мир. Тария и Ларида быстро стали лучшими подругами.

  В пятницу вечером Тарии позвонил Патер, сообщил, где и когда будут проходить похороны. Она не знала, стоит ли ей на них вообще идти, но всё-таки решила, что да.

  В нужный день Тария и Рина вместе с Патером поехали на кладбище. Рина сидела сзади в детском кресле и смотрела в окно. Тария с улыбкой посмотрела на неё и обратилась к Патеру:

  – Спасибо, что согласился подвезти нас.

  – Да ладно, обращайся. Ты только замолви за меня словечко перед Ларидой.

  – Замётано, – рассмеялась Тария, – а кто ещё будет на похоронах?

  – Да почти все наши университетские, можно сказать. Я дозвонился всем, кроме твоего старого друга. Отправил ему смс, но не уверен, что дошло.

  – Думаю, он сменил номер уже давно.

  – Скорее всего.

  Тария грустно взглянула в окно. Никакой связи, никаких новостей, ничего. Никто не знает, что с ним.

  – Она прям его копия, – тихо проговорил Патер.

  – Да… даже обидно, что от меня ничего не досталось.

  – Ну, нет, улыбка точно твоя, – улыбнулся Патер, на что Тария тоже улыбнулась в ответ.

  Когда они приехали, Патер сразу отошёл к остальным. Тария же предпочла вместе с Риной незаметно постоять в стороне.

Глава VIII

  Похороны посетило много старых знакомых, но почти никто друг с другом не общался, все лишь тихо постояли, сказали пару слов и начали расходиться. В конце Тария с Риной на руках подошла, чтобы бросить горсть земли в могилу. Всегда грустно, когда человек умирает, особенно в таком молодом возрасте. Кайре было всего лишь двадцать шесть лет, но её образ жизни не мог привести к иному исходу.

  Когда Тария развернулась и хотела отойти, чтобы освободить место, она оступилась и упала на Землю. Ребята рядом успешно подхватили её и Рину, но поднялся небольшой шум.

  – Вы как, в норме? – спросил кто-то.

  – Да, извините. Как-то я уж больно неудачно развернулась. Надо же было так упасть!

  – О, Тария, чего это ты внезапно внимание к себе привлекаешь? Это на тебя не похоже, – рассмеялся Патер.

  – Рина, не ударилась? – с волнение спросила отряхнувшаяся Тария.

  – Нет, мамочка, всё хорошо! – бодро ответила Рина.

  – Ну и славно, пойдём к машине, – улыбнулась Тария.

  Патер проводил их до машины, попросил немного подождать, так как ему надо ещё с кем-то поговорить, и вернулся в толпу. Тария и Рина решили пока посмотреть на цветочки у дороги.

  – Мама, а можно мне сорвать ромашку и погадать на ней?

  – Ну, давай. А что, тебе уже кто-то нравится?

  – Не скажу!

  Тария лишь рассмеялась. Рина сорвала ромашку и начала вслух произносить:

  – Любит. Не любит. Любит. Не любит. Любит. Не любит. Любит. Не любит. Любит! Мам, смотри! Любит!

  – О-о-о, кто-то любит мою Рину?

  – Нет! Папа любит маму!

  «Ох, нет».

  Тария была так шокирована словами дочери, что не сразу нашлась, как ответить. Они никогда не говорили об отце Рины, Тария не позволяла. Казалось, что Рина привыкла к этому, но изредка всё же всплывали такие эпизоды. Оно и понятно, Рине хотелось иметь папу. Кроме матери у неё никого не было, даже бабушек и дедушек. Тария не связывалась с родителями Ренира, так как они точно сообщили бы ему, а он не тот человек, что бросит ребёнка. Тария не могла так с ним поступить, не хотела портить ему жизнь, ведь он хотел начать всё с чистого листа. Тогда, в ту волшебную ночь, они были пьяны, никто и не думал о последствиях. Тария обещала себе, что справиться со всем сама.

  – Рина, малышка, ну, чего ты? – Тария постаралась придать своему голосу спокойный тон.

  – Прости, мамочка…

  Рина сникла и обиженно надула губки. От этого зрелища у Тарии разболелось сердце.

  – Слушай, а давай мы сегодня с тобой сходит в то кафе? Помнишь, где продаётся твой любимый десерт?

  – Правда? Ура! – от грусти Рины не осталось и следа.

  – Можно мне с вами?

  От внезапного голоса за их спинами обе вскрикнули и отпрыгнули в сторону. Рядом с ними на корточках сидел Ренир.

  Тария частенько думала о смысле жизни, но в итоге пришла к выводу, что надо просто жить и наслаждаться каждой прожитой минутой, какой бы она ни была. Однако в эту минуту ей хотелось провалиться сквозь землю, исчезнуть, что угодно, лишь бы не быть здесь прямо сейчас.

  – Вы нас напугали! – возмущалась Рина, на что Ренир ей ласково ответил:

  – Прости, малышка, не хотел мешать вашему интересному разговору, поэтому незаметно отсиживался рядом и ждал подходящего момента.

  Тария обратила внимания, что взгляд Ренира по отношению к Рине был действительно добрым, без намёка на шок, удивление или грусть, но вот он повернулся лицом к Тарии, и его выражение сменилось. Он был не просто зол, он был взбешён, от него исходил такой холод, что будь Солнце рядом, оно бы потухло. Тария нервно сглотнула.

  – П-привет, Ренир…

  – Привет, Тария. Не ожидал тебя здесь увидеть.

  – Д-да… знаешь, я и сама не думала, что приду сюда, а что-то вдруг потащилось…

  – А дочурка у тебя такая милая, отец поди в восторге, – зашипел Ренир.

  Рина в это время удивлённо переводила взгляд с мамы на странного мужчину и обратно. Атмосфера накалилась. Ещё чуть-чуть и внутри их маленького кружочка началась бы ядерная война, но со стороны подошёл Патер.

  – Тария, я всё, можем ех… воу! Ренир! Ты тоже здесь был? А я тебя и не заметил во всей этой толпе, столько народу.

  – Да уж, повезло мне, что я наткнулся на знакомых, – встал Ренир, – слушай, Патер, давай я сам их отвезу, ты не против?

  Патер неуверенно взглянул на бледнеющую на глазах Тарию, но всё же дал согласие, от чего Тарии хотелось заорать.

  – Да, конечно, я тогда тут ещё с ребятами пообщаюсь. Пока! – сказал Патер и отчалил.

  Тария резко встала, подошла к Рениру и быстро заговорила:

  – Слушай, не надо! Мы сами доберёмся, честное слово. Ты же наверняка хочешь тут со всеми повидаться, а? Зачем упускать такую возможность? Рина! Мы уходим!

  Тария уже было развернулась, но Ренир схватил её за руку.

  – В машину, живо, – твёрдо сказал он.

  Выбора не оставалось. Забрав из машины Патера своё детское кресло и поместив его в машину Ренира, Тария спешно начала усаживать Рину. Было видно, что малышка устала, её клонило в сон. Тария поцеловала Рину в лобик, закрыла заднюю дверь и направилась на переднее место к Рениру.

Глава IX

  Путь от кладбища до города был долгим, так что Рина всё-таки заснула, что позволило Тарии и Рениру поговорить. Впервые поговорить за прошедшие шесть лет.

  – Моя?

  – Ещё спрашиваешь?

  – У тебя больше никого не было?

  – Нет. А у тебя?

  Ренир ответил не сразу:

  – Были.

  – Несколько…

  – Да.

  – Был женат?

  – Нет.

  Тария невольно вздохнула с облегчением, что не укрылось от Ренира.

  – Тария.

  – М?

  – Ты всё ещё… ну…

  – Да.

  – Почему?

  Тария задумалась. Почему? Почему она всё ещё любит его?

  – Потому что мне нравится любить тебя, – произнесла она в итоге с лёгкой улыбкой, – эти чувства давали мне силу, ты – моё вдохновение, а Рина – твой самый лучший подарок.

  Ренир ничего не ответил на это, лишь, молча, смотрел на дорогу, тогда Тария спросила:

  – Как твоя новая жизнь?

  – Неплохо. Закончил обучение в другом университете, получил высшее образование, устроился на хорошую работу, купил квартиру, занимался разной деятельностью. Про похороны Кайры мне рассказали родители, а они узнали от кого-то из друзей со старого университета. Думал, пора навестить свой старый мир. Много думал о тебе, хотел попытаться найти и зайти в гости. Надеялся увидеть тебя с мужем и детьми какими-нибудь. Но я никак не ожидал увидеть тебя на похоронах Кайры, да ещё и с моей дочерью, которая, видимо, про отца вообще ничего не знает, как и он про неё – голос Ренира под конец стал холоднее.

  Тария понурила голову. Он прав, надо было рассказать ему. Но Тария боялась. Боялась, что Рина насильно привяжет Ренира к Тарии. Он добрый. Он будет говорить, что любит её, но лишь из доброты, потому что так надо, потому что так принято. Уж лучше…

  – Уж лучше так, чем если бы тебе пришлось, – твёрдо сказала Тария, – я с ней справляюсь, можешь не переживать, мы счастливы вдвоём. Не нужно сейчас менять свою жизнь из-за нас. Не нужно притворяться.

  От этих слов Ренир резко нажал на газ, вырулив на обочину.

  – Что ты делаешь? – удивилась Тария.

  – Давай-ка выйдем.

  Малышка Рина осталась спать в машине, пока её родители отошли от дороги.

  Тария мысленно готовилась к той взбучке, что её ждала. Конечно, он был зол, а как же иначе? От него шесть лет скрывали родного ребёнка. И кто скрывал? Бывшая лучшая подруга. Таких лучших подруг и врагу не пожелаешь.

  Ренир остановился, глядя на широкое заросшее поле, за которым виднелся город.

  – Тария.

  Тария подошла ближе и встала сбоку от него.

  – Ну, что? Прежде чем ты начнёшь тут ругаться, вспомни своё письмо. Представь, какого мне было: либо разрушить твою жизнь, либо свою. Я выбрала второе и не пожалела! Я…

  – Тария, – перебил он её, – я всё понял сразу, как увидел вас. Я не виню тебя.

  – О? – от удивления Тария резко повернулась в его сторону.

  Ренир вздохнул, повернулся к ней лицом, подошёл и обнял, от чего Тария смогла только удивлённо пискнуть.

  «Тёплый…»

  Тария боялась шевельнуться и разрушить момент. Хотела ответно обнять его, но руки продолжали безжизненно свисать.

  – Ну, ты и дурёха! – выругался Ренир. – Ты бы знала, как тяжело мне было уезжать от тебя! Но я искренне считал, что поступаю правильно, что так и надо! Ни черта! Я люблю тебя не меньше, чем ты меня, ясно? Давно уже люблю, со школьных времён! Но не хотел признавать, думал, что это не так. Ни одна девушка мне не смогла заменить тебя. Я был одинок всё это время, но боялся вернуться, боялся признаться себе, что не стоило уезжать! Непонятно чего ждал целых шесть лет. И кто бы знал, что смерть Кайры станет тем самым шансом приехать! Возможность, за которую я ухватился! И что я получаю в итоге? Судьба буквально плюёт мне в лицо, показывая, какой же я лох, что уехал и оставил вас одних! Если бы я знал, Тария!

  Пока Ренир кричал свою речь, крепко обнимая её, Тария плакала. Она всегда считала, что он для неё словно открытая книга, но из-за своей самоуверенности она совершила страшнейшую ошибку.

  – Прости меня, – проныла Тария ему в плечо.

  – Какое ещё «прости меня»? Это я должен перед тобой извиняться, Тария!

  Руки Тарии наконец-то крепко обняли Ренира.

  – Я люблю тебя! Всегда любила! С самого детства! Всегда хотела быть с тобой!

  – Спасибо, Тария. Я тоже люблю тебя.

  Ренир и Тария смотрели друг на друга заплаканными и уставшими глазами, но со счастливыми улыбками. От вида друг друга они оба сначала засмеялись.

  – Что же, два сапога пара, да?

  – Это точно.

  На фоне закатного солнца они воссоединились в долгожданном поцелуе, означающим начало их новой, но на этот раз совместной жизни.

  Прошло два года.

  – Рина! Ты готова?

  – Да, мам!

  – Ренир! Зеркалку взял?

  – Да, дорогая!

  – Отлично! Первый день в школе должен пройти как по маслу!

  Рина весело бежала впереди на свою первую школьную линейку, пока её родители спокойно шли за ней. Ренир и Тария – двадцатидевятилетние родители, ожидающие второго ребёнка. Тария исполнила свою мечту детства и стала женой Ренира, а Ренир наконец-то нашёл себя и своё счастье.

  На Тарию нахлынули воспоминания из прошлого, как она и Ренир вместе играли целыми днями, как не было никого, кроме них двоих. Она невольно улыбнулась этим мыслям, но уже через мгновение отбросила в сторону. Прошлое – это прошлое, а в настоящем их трое.